Основное меню

Калькулятор расчета пеноблоков смотрите на этом ресурсе
Все о каркасном доме можно найти здесь http://stroidom-shop.ru
Как снять комнату в коммунальной квартире смотрите тут comintour.net

Методическая копилка

Калькулятор расчета пеноблоков смотрите на этом ресурсе
Все о каркасном доме можно найти здесь http://stroidom-shop.ru
Как снять комнату в коммунальной квартире смотрите тут comintour.net

Обучение грамоте

Калькулятор расчета пеноблоков смотрите на этом ресурсе
Все о каркасном доме можно найти здесь http://stroidom-shop.ru
Как снять комнату в коммунальной квартире смотрите тут comintour.net

Русский язык

Калькулятор расчета пеноблоков смотрите на этом ресурсе
Все о каркасном доме можно найти здесь http://stroidom-shop.ru
Как снять комнату в коммунальной квартире смотрите тут comintour.net

Литературное чтение

Калькулятор расчета пеноблоков смотрите на этом ресурсе
Все о каркасном доме можно найти здесь http://stroidom-shop.ru
Как снять комнату в коммунальной квартире смотрите тут comintour.net

Математика

Калькулятор расчета пеноблоков смотрите на этом ресурсе
Все о каркасном доме можно найти здесь http://stroidom-shop.ru
Как снять комнату в коммунальной квартире смотрите тут comintour.net

Окружающий мир

Калькулятор расчета пеноблоков смотрите на этом ресурсе
Все о каркасном доме можно найти здесь http://stroidom-shop.ru
Как снять комнату в коммунальной квартире смотрите тут comintour.net

znachСведения об использовании наблюдений за природными объектами для решения образовательных задач мы можем найти уже в Византийской империи, на основании чего опосредованно судить и о степени использования их в школах античности. Из сохранившихся крупиц знаний, которыми обладали во времена Византийской империи, можно отметить произведение «Беседы на шестоднев» Василия Великого. Интересна идея свт. Василия Великого, опровергающая мнение учёных того времени, что для растения важна солнечная теплота на том основании, что в книге Бытия растения были созданы за день до того, как Господь сотворил солнце.

Казалось бы, противоречие с современными данными физиологии растений и, одновременно, вполне современный взгляд на проблему – действительно, для развития семени солнечный свет не нужен, питание у него в этот момент гетеротрофное, а в стадии вегетации источник света не важен – это может быть и электрический свет, а не только солнечный.

 Рассматривая вопрос размножения растений, свт. Василий уже полемизирует со Священным Писанием, точнее с местом книги Бытия, в котором говорится, что «все растения имеют семена». Василий Великий вполне обоснованно доказывает, что растения могут размножаться и иными способами. «Шестоднев» полон подобных примеров, и везде автор ищет причинно-следственную связь между явлениями. Например, указывает, что появление головни на злаках – это не пример превращения одного растения в другое, а «произрастание» одного на другом. «Говорят: как же земля приносит семена по роду, а между тем часто, посеяв пшеницу, собираем черное пшеничное зерно? Но это не изменение в другой род, а как бы недуг и болезнь семени». Сделать подобный вывод возможно только при глубоком знании особенностей фенологических фаз пшеницы.

 О значении, придававшемся в то время наблюдениям за сезонными явлениями природы, говорят новгородские летописи, насыщенные сведениями «о погоде, о сене, о дровах, об урожае, о состоянии воды в Волхове, о поломках и починках моста через Волхов, о раннем громе и поздно стоящей дождливой погоде». «Даже о небесных знамениях, стихийных бедствиях, гололёде, событиях и явлениях, как правило дававших средневековым хронистам повод к мистическим рассуждениям, – новгородская летопись пишет по-деловому, суховато, избегая рассуждений и толкований». Лишь в начале XVIII века природоведческие записи исчезнут из Новгородских летописей.

 

В европейском образовании интерес к наблюдениям за изменениями в природе как средству обучения возник в XVI–XVII вв., в период создания школьного образования по системе Я. А. Коменского. Он связан, как с развитием торговли в период Великих географических открытий, так и с появлением протестантизма – наименее отягощённой традициями части христианства. Возможность захвата колоний на других континентах потребовала строительства флота, развития вооружений, а значит навигации, математики, баллистики, металлургии и т. д. С другой стороны, протестанты оказались в это время наиболее прогрессивной и мобильной частью населения любой из европейских стран.

 Университеты предлагали глубокое образование для небольшой группы граждан, что не отвечало новым запросам общества и государства. Требовалась система обучения, которая в быстрый срок подготовила бы большое число грамотных людей, способных работать более эффективно, но не претендующих на особое место в обществе. Такую систему и создал Я. А. Коменский. Единая школьная система по Коменскому состояла из трёх ступеней – материнской школы (до 6 лет), народной школы (от 6 до 12 лет) и латинской школы (для особо одарённых детей от 12 до 18 лет).

 В народной школе проводилось изучение родного языка, арифметики, элементов геометрии, географии, природоведения, чтение Священного Писания, знакомство с важнейшими ремёслами. Для этой ступени особое внимание Я. А. Коменский уделил способам развития наблюдательности у детей.

 Основополагающими предметами, развивающими наблюдательность у школьников, Я. А. Коменский считал географию и природоведение, при этом начинать изучение он требовал с изучения своего родного места, местных видов растений и животных. Однако произошло разделение: при изучении начальной географии основное внимание уделялось наблюдениям за неживой природой, а при изучении природоведения – наблюдениям над живыми объектами, в основном растениями. Единая система наблюдений за природными процессами оказалась разделена предметами и воспринималась не в едином комплексе, а отдельно. В данном случае проявился главный недостаток классно-урочной системы – изучение предмета в отрыве от прочих.

 Главной задачей классно-урочной системы являлась подготовка будущих рабочих для мануфактур, фабрик и заводов, способных выполнять нудные и однообразные операции, использовать несложные агрегаты и станки без их порчи. Быстрому и более эффективному обучению в условиях данной системы способствовали наблюдения за сезонными изменениями в природе, что было сформулировано Я. А. Коменским в виде «золотого правила дидактики».

 Создание в России систематического естественного образования, основанного на наблюдениях за изменениями в природе, связано с реформами Петра I. Уже в 1701 г. в Москве создаётся первая профессиональная школа – школа математических и навигацких наук. В 1715 г. в Петербурге основывается Петербургская морская академия с теми же задачами. Создание к 1726 г. медицинских, инженерных и артиллерийских школ послужило основой для начала систематических инструментальных наблюдений. В этих учреждениях шло обучение географии и естественной истории, опиравшееся на большое число наблюдений, которые слушатели должны были проводить самостоятельно. В частности, обязательно организовывались наблюдения над погодой и сезонными изменениями направления ветра, поскольку эта работа формировала у обучаемых необходимые профессиональные качества.

 Таким образом, само появление наблюдений за сезонными изменениями в учебном процессе изначально должно было восполнить недостаток материальной базы обучения и помочь в профессиональном становлении обучающихся, то есть рассматривалось как метод учебного познания.

 К концу XVIII века в связи с увеличением полиграфической базы в России начинается активное печатание учебников, что позволило окончательно перевести процесс обучения в рамки классно-урочной системы. Наблюдения за сезонными изменениями в природе в этот период перестают активно использоваться для самостоятельного познания природы обучающимися и становятся методом педагогического сопровождения учебной деятельности, вспомогательного по отношению к объяснительно-иллюстративному. Так, в преподавании начальной географии наблюдался интерес к использованию наблюдений за погодой как способу формирования у школьников географических умений в течение всего периода обучения. В то же время, в преподавании естествознания такого интереса к наблюдению за сезонностью жизнедеятельности растений и животных не было.

 Итак, в XVIII веке можно увидеть попытки использования сезонных наблюдений в преподавании отдельных школьных предметов (начальной географии): от широкого применения наблюдений за сезонными изменениями в природе как инструмента формирования профессиональных умений до эпизодического использования для решения конкретных педагогических задач.

 В первой половине XIX в. каких-либо попыток использовать в учебном процессе наблюдения за сезонными изменениями в природе не отмечено. Развитие наблюдательности у детей с помощью наблюдений за сезонными изменениями в этот период было уделом энтузиастов и было связано с необходимостью как можно более раннего формирования у учащихся профессиональных навыков. В качестве примера необходимо отметить работу Н. И. Анненкова в Земледельческой школе в 30–40-е годы XIX века.

 Первая серьёзная разработка основ школьного наблюдения в преподавании естествознания была осуществлена А. Н. Бекетовым в 60-х годах XIX века. Связана она была с резко возросшей потребностью экономики России в грамотных специалистах сельского хозяйства, лесного дела, инженерах после отмены крепостного права. Однако А. Н. Бекетов приоритет отдавал школьному демонстрационному эксперименту, то есть рассматривал школьное наблюдение как метод педагогического сопровождения.

 Одновременно с А. Н. Бекетовым предложил активное использование наблюдений за сезонными изменениями в обучении природоведению А. Я. Герд, который считал данную работу основой для формирования мировоззрения.

 А. Я. Герд рассматривал наблюдения как метод учебного познания и попытался выявить структуру учебного процесса, позволяющую эффективно обучать с помощью наблюдений. Фактически он обосновал необходимость проведения регулярных наблюдений за природными изменениями в курсе естествознания и показал пути и средства его преподавания в школе. Им была сделана попытка проанализировать последствия для ребёнка тех знаний, которые он получает в ходе наблюдения изучаемых предметов, объектов и явлений природы. По А. Я. Герду, при помощи органов чувств ребёнок получает ощущения и «впечатления», то есть восприятия, переходящие в представления и понятия. «По всем этим впечатлениям ребёнок составляет понятия о предметах, его окружающих, и в нём мало-помалу накопляется известный запас самых необходимых сведений, без которых немыслимо дальнейшее умственное развитие».

 В своей попытке связать фенологические наблюдения с учебной работой обучающихся А. Я. Герд пришёл к пониманию необходимости специфического вида учебной деятельности – фенологической работы, не определяя её конкретно. Такой вывод можно сделать на основе анализа его педагогических мыслей.

 Наблюдения за изменениями в природе для А. Я. Герда были по своей сути не только методом учебного познания учеником окружающего мира, но и методом педагогического сопровождения учителем этого процесса. С помощью наблюдений учитель создаёт условия, при которых у обучающегося формируются учебные умения. Осуществляется этот процесс в ходе учебной деятельности. Фенологические наблюдения в данном случае – это лишь эмпирическая база обучения, предоставляющая возможность оперирования знакомыми представлениями и понятиями для формирования учебных умений, а на их основе – мировоззрения как конечную цель обучения.

 На первом этапе А. Я. Герд рекомендовал начинать с выделения качественных отличий объекта наблюдения от прочих предметов или явлений: на какие органы чувств воздействует, какие оставляет после себя ощущения.

 На втором этапе следовало переходить от выделения качественных отличий предмета (явления) к их обобщению, то есть к восприятию.

 

На третьем этапе следовало воспроизвести по памяти след, оставшийся от ощущения и восприятия предмета, то есть формировать представление о нём.

 На четвёртом этапе необходимо было выяснить сущность наблюдаемого предмета (явления), сформировав понятие о нём.

 На пятом этапе важно было уяснить сущность наблюдаемого предмета (явления) в правильных выводах и обобщениях, проверяя самостоятельными опытами и наблюдениями, то есть установить закономерность.

 Разработанная А. Я. Гердом методика обеспечивала последовательность проведения наблюдений, постепенное их расширение и углубление. Фактически была предложена схема формирования понятийного аппарата на базе проведённых школьником наблюдений, причём сами наблюдения рассматриваются лишь как средство, с помощью которого можно достичь целей обучения.

 Одновременно с работами А. Н. Бекетова и А. Я. Герда, в 60-х гг. XIX века появились учебники начальной географии Д. Д. Семёнова и П. Н. Белохи, в которых активно использовались наблюдения за сезонными изменениями в природе как основа формирования начальных географических представлений. В церковно-приходских и земских школах отдельного предмета географии не было, но книги для классного чтения содержали много статей по географии, а учителям рекомендовалось совместно с учениками проводить наблюдения за течением годовых изменений в природе, обращая внимание на метеорологические явления. Вместе с тем, обобщения о роли и месте фенологических и метеорологических наблюдений в обучении географии, подобных работам А. Я. Герда по методике естествознания, сделано не было.

 Благодаря работам А. Н. Бекетова, А. Я. Герда, Д. Д. Семёнова, П. Н. Белохи, школьные наблюдения за сезонными изменениями в природе стали рассматриваться как неотъемлемая часть образовательного процесса в начальном обучении, в обучении географии и естествознанию. Была предпринята первая попытка объяснить механизм формирования естествоведческих понятий на базе проведённых школьниками наблюдений, выявлены цели и задачи школьного наблюдения как вида учебной деятельности.

 Учителя земских и церковно-приходских начальных школ в 60–70-х годах XIX века старались уделять внимание наблюдениям за изменениями в природе, формируя у школьников нематериалистическое представление о причинах изменений сезонов года, но обучая строгой последовательности их смены.

 В это время в начальной школе окончательно закрепились наблюдения за сезонными изменениями как способ изучения родной природы. Это дало основание к выделению особого принципа обучения природоведению – принципа сезонности, а фенологические наблюдения стали повсеместно восприниматься как метод учебного познания. Фенологические наблюдения, несмотря на отсутствие в программах специальных требований по их организации, стали постепенно восприниматься учителями как часть учебного процесса, как эффективный метод педагогического сопровождения.

 В 1901 г. была утверждена для преподавания программа начального обучения Д. Н. Кайгородова, в которой регулярные фенологические наблюдения в своей местности были предложены в качестве связующего элемента всего изучаемого природоведческого материала. Наблюдать предлагалось группы предметов, локально объединённых вместе, так называемых «общежитий природы», к которым были отнесены лес, сад, луг, пруд, река. Д. Н. Кайгородов также предлагал изучение по сезонам года, причём изучение каждого из «общежитий» должно было быть «сквозным», проходящим через все три класса школы. В программе отсутствовали привычные предметы естественных наук, поскольку Д. Н. Кайгородов отрицал необходимость предметного построения школьного курса естествознания в начальной школе, предлагая вместо этого ведущий метод учебного познания – фенологические наблюдения и главную форму обучения – экскурсию. Однако предложения Д. Н. Кайгородова вошли в противоречие с особенностями преподавания в условиях классно-урочной системы и были отвергнуты современниками.

 Несмотря на сопротивление, Д. Н. Кайгородову удалось создать целую сеть добровольных фенологических пунктов, основу которой составляли начальные школы, расположенные в сельской местности. Именно в этих учебных заведениях продолжилась работа по формированию у школьников интереса к изучению природы путём регулярных наблюдений за циклическими изменениями в природе своей местности.

 Вместе с Д. Н. Кайгородовым, на необходимость организации регулярных наблюдений в начальной школе указывал В. П. Вахтеров, впервые сформулировавший цели, стоящие перед начальным образованием. Среди способов достижения целей начального образования он предложил фенологические наблюдения как проверенный и эффективный способ обучения начальному естествознанию. «Нигде способность к наглядному восприятию и опыту не развивается так, как в естествоведении …Путём изучения природы мы определяем своё место в ней и свою власть над нею…».

 Основное внимание В. П. Вахтеров уделяет предметному методу обучения, внутри которого и должны быть фенологические наблюдения. В частности, В. П. Вахтеров указывал на значение, которое имеет «…не просто знакомство с внешним миром ученика младших классов, а умелое знакомство, узнавание через правильно организованное наблюдение, развитые наблюдательность, внимание и пытливость. В самом деле, все мы знаем, как много мы теряем, не зная надлежащих приёмов наблюдения, порядка, в каком надо изучать предмет, не умея анализировать полученные впечатления, сравнивать, классифицировать, обобщать их и правильно формулировать… Научить правилам наблюдения можно, только упражняя детей в наблюдении же, образуя в них привычку делать наблюдения известным образом, в известном порядке, по известным правилам».

 В. П. Вахтеров рассматривал фенологические наблюдения в обучении естествознанию как метод педагогического сопровождения, позволяющий эффективнее достигать целей начального образования.

 В преподавании начальной географии в этот период наблюдался стойкий интерес к регулярным наблюдениям за погодой и сопутствующими им изменениями в живой природе своей местности. Были созданы учебники по географии, в которых наблюдениям за погодой и природными изменениями отводилось центральное место, наряду с описанием путешествий в рамках страноведения.

 В журнале «Педагогический вестник» в 1903 г. был предложен цикл статей «Наблюдения над погодой». В нём автор А. Баранов предлагал подробное описание правил и последовательность организации метеорологических и фенологических наблюдений, которые следовало проводить с учащимися начальной и средней школы. Основное внимание в данном цикле было уделено метеорологическим наблюдениям, дано описание метеорологических приборов (термометра, барометра, флюгера) и способов работы с ними. Был предложен дневник наблюдений школьника, в который предлагалось заносить данные о погоде. Одна из статей была посвящена целиком значению наблюдений над погодой для сельскохозяйственной деятельности.

 Дискуссия, развернувшаяся на страницах журналов «Естествознание и география» и «Педагогический вестник» в первое десятилетие ХХ века, показывает, что практикующие учителя со всей серьёзностью относились к использованию фенологических наблюдений как к методу учебного познания и педагогического сопровождения, но вне рамок текущего учебного процесса.

 Все выводы практикующих учителей сводились к очевидной полезности наблюдений за изменениями в природе как способу развития личности обучающегося, но предложений по конкретному использованию фенологических наблюдений в учебном процессе нет вовсе. Это приводило к рассмотрению фенологических наблюдений только как одного из направлений работы вне урока.

 В 1910-х годах появляются первые попытки использовать увиденное и зафиксированное учащимися в ходе фенологических наблюдений в учебном процессе. В 1913 г. преподавательница естествознания и географии Е. Я. Гурвич, обобщив опыт организации наблюдений за сезонными изменениями в природе в народном училище, где она преподавала, предложила печатный «Дневник наблюдений над погодой за 191…/… учебный год», в котором предлагалось учащимся как наблюдать за погодными явлениями: температурой воздуха, давлением, направлением и силой ветра, так и фиксировать сельскохозяйственные работы и основные фенологические фазы растений, например, распускание листьев у берёзы. В предисловии Е. Я. Гурвич указывает, что главной целью пособия является предложение учащимся средней школы «общей схемы для ведения записей по наблюдению за природой».

 В 1915 г. вышла книга для самостоятельных наблюдений Б. Игнатьева и С. Соколова «Наблюдай природу», предназначенная для курсов естествознания и начальной географии гимназий и реальных училищ. В пособии авторы подробно останавливаются на методике проведения метеорологических и фенологических наблюдений, фиксировании их результатов. В качестве формы обобщения предлагается календарь природы или график изменения температур.

 

Авторами перечисленных пособий вопрос о необходимости организации наблюдений за сезонными явлениями природы не ставился в силу своей очевидности. В то же время, это были работы чистых практиков, без каких-либо попыток дидактического осмысления предлагаемой работы, попыток использовать полученные сведения в процессе обучения для формирования учебных умений.

 Большая часть методистов-естественников биологического направления не видела места для фенологической работы в курсе естествознания, считая главным развитие лабораторных биологических исследований, связанных в основном с микроскопированием и изучением мертвых препаратов.

 Лишь при разработке методики организации учебных экскурсий по естествознанию некоторое внимание уделялось необходимости учитывать фенологические фазы в развитии растений и животных. Так, К. П. Ягодовский указывал, что «…не на отдельный организм нужно обращать внимание экскурсантов, а на явления общего характера… Только при этом непременном условии мы можем достигнуть того, что наши ученики будут представлять себе жизнь окружающей природы в виде ряда тесно связанных причинной зависимостью явлений, а не в виде отдельных существ, отличающихся теми или иными удивительными особенностями…».

 Если анализировать динамику интереса к организации и проведению наблюдений за сезонными изменениями в учебном процессе в российской школе в период с 1703 по 1917 г., то становится очевидным её зависимость от экономической и политической обстановки в российском обществе. В условиях декларации доступности образования – в ходе реформ Екатерины Великой в XVIII в. или в результате отмены крепостного права в третьей четверти XIX в. – интерес к использованию фенологических наблюдений в обучении резко возрастает. Напротив, во времена реакции и сворачивания реформ – снижается или исчезает вовсе.

 Объяснение этому феномену предложил А. Я. Герд, указавший в качестве конечной цели школьного наблюдения формирование мировоззрения ученика, что невозможно в условиях реакции. Он же показал, что организация наблюдений есть сложный процесс, в котором непосредственные наблюдения являются лишь началом формирования учебных умений, на базе которых и будет складываться мировоззрение ученика.

 В массовой школе фенологические наблюдения рассматривали как некое подспорье учителю в условиях классно-урочной системы обучения, позволявшее с меньшими потерями передавать содержание естественных предметов учащимся. Поэтому в условиях николаевской реакции 30–50-х гг. XIX в. наблюдения за сезонными изменениями в природе использовались только в специальных школах – в Земледельческой школе как метод учебного познания и профессионально значимое качество, в кадетских училищах как метод педагогического сопровождения для расширения кругозора кадетов.

 После отмены крепостного права и появления земских школ, фенологические наблюдения стали использоваться повсеместно в начальном обучении как метод учебного познания. В среднем звене наблюдения за сезонными изменениями использовались как метод педагогического сопровождения для решения локальных задач обучения в ходе экскурсий или работ в школьном саду, а сами наблюдения рассматривались как необязательная форма внеучебной работы.

 Своего расцвета использование фенологических наблюдений в школе достигает в первое десятилетие ХХ в. благодаря работам Д. Н. Кайгородова, удачным учебным пособиям и организации добровольной фенологической сети. В то же время теоретического обобщения, позволявшего обосновать дидактическую необходимость регулярных наблюдений за сезонными изменениями в природе своей местности в школьном образовательном процессе, сделано не было. Сторонников организации фенологических наблюдений в школе либо интересовал конкретный научный результат, либо методическое обеспечение непосредственного наблюдения при минимальном использовании его результатов в учебном процессе для формирования и развития личности обучающегося, его мировоззрения.

 В первые годы Советской власти (1917–1922) интерес к фенологии был незначительным. Более того, используя любую возможность для сведения счётов с прежними «дореволюционными» взглядами, многие из учёных-естественников стали отрицать ценность каких бы то ни было наблюдений за сезонными изменениями в природе. Свою роль сыграло и то, что Д. Н. Кайгородов был глубоко верующим человеком, отрицал дарвинизм, и то, что народный календарь примет, на который ссылались многие наблюдатели в дореволюционный период, опирался на церковный календарь. Кроме того, отсутствие или малое использование инструментов и приборов, делало невозможным осуществлять фенологические наблюдения.

 «Надо прямо сказать, что фенология – наука очень опасная для школы ввиду не выработанности и часто ненаучности самого метода наблюдения. Здесь так много условного, многое имеет смысл при многолетних и массовых работах, что невольно возникают опасения относительно доступности фенологии в школе… Этим я не хочу вовсе отрицать значение ведения записей, например, погоды, хода весны и т. п. в школе, но считаю нужным предостеречь от увлечения этим, и главное – от придания этой работе псевдонаучного характера», – писал в 1922 году В. Ф. Натали, один из ведущих учёных-протозоологов, видный методист.

 В период с 1922 по 1931 г. в отечественной школе были проведены наиболее смелые эксперименты, сопровождавшиеся крупными ошибками. В этот период фенологические наблюдения ненадолго исчезают из школьного учебного процесса, перейдя в область внешкольной работы в рамках движения «юных натуралистов», начало которому положило создание в 1918 г. Сокольнической станции юных любителей природы, ставшей впоследствии Центральной агробиологической станцией юных натуралистов им. К. А. Тимирязева.

 Вслед за Сокольнической станцией юных натуралистов была создана Петроградская (Ленинградская) биологическая станция, которой руководили С. В Герд, отвечавший за зоологический уголок, и И. И. Полянский, организовавший натуралистическую работу с детьми и учителями. В 1924 г. все станции юных натуралистов были объединены под руководством Центрального бюро юннатов при ЦК ВЛКСМ.

 Это позволило развиваться фенологическим наблюдениям как методу учебного познания вне рамок школы, что в условиях перманентного педагогического эксперимента следует считать положительным моментом. Однако, внешкольное существование фенологических наблюдений использовало их только как метод научного познания, без применения в педагогическом процессе, что обедняло возможности, которыми обладали фенологические наблюдения.

 Возвращение в школьную практику фенологических наблюдений произошло в начале 30-х гг. ХХ в. благодаря Постановлению ЦК ВКП(б) от 5 сентября 1931 г. «О начальной и средней школе» и Постановлению ЦК ВКП(б) от 25 августа 1932 г. «Об учебных программах и режиме в начальной и средней школе». Программа начальной школы 1932 г. определила общую схему расположения учебного материала.

 Программы начальной школы чётко ориентировали учителя на организацию фенологических наблюдений уже с первого года обучения в школе. Во втором классе предлагалось расширение полученного материала: «жизнь растений и животных изучается не в общих картинах сезонных изменений в природе, а по отдельным природным группировкам, таким как огород, сад (или в городе парк), пруд, река, лес». В третьем и четвёртом классе программой предполагалось изучение неорганической природы, а также темы «Жизнь растений», «Жизнь животных» и «Жизнь и строение человеческого тела», при изучении которых фенологические наблюдения играли второстепенную роль.

 Данная программа просуществовала до 1937/38 учебного года, когда была исправлена. В 1–2 классах сведения о природе давались на уроках чтения и развития речи, а наблюдения проводились во время экскурсий в природу и путём организации внеклассной работы. Естествознание преподавалось лишь в 3–4 классах, при этом в программе для этих классов указывалось: «Очень существенной особенностью изучения живой природы является необходимость ведения таких наблюдений, которые не укладываются в отведённое для усвоения программы учебное время… Вот почему нужна организация учащихся в кружки юных натуралистов, юных опытников, работа которых является необходимой составной частью работы по естествознанию…».

 Несмотря на то что наблюдения за изменениями в природе признавались важными для успешного усвоения учебного материала, их предлагалось вынести за сетку часов, сделать в основном внеклассными и внешкольными, хотя и обязательными. Такой порядок организации фенологических наблюдений в начальной школе просуществовал до начала Великой Отечественной войны.

 Н. Ф. Куразов в 1946 г. указывал, что увлечение «классно-книжным прохождением программы» неизбежно приводит к выпадению естествознания и географии из начального обучения, а в обучении географии ведёт к исчезновению непосредственных наблюдений, с которых начинается любое исследование.

 Описывая особенности программы 1945 г., Н. Ф. Куразов отмечал, что «идея замены учебника объяснительным чтением состоит в том, что в основу обучения и воспитания кладутся непосредственные чувственные восприятия изучаемых объектов, школьное краеведение, натурально-предметный метод».

 

Автор настаивал на необходимости возродить в обучении географии на начальном этапе, в 3–4 классах, наблюдение как главный и основной источник знаний: «Имеется глубокий педагогический смысл в том, что наша программа требует не книжного, а непосредственного ознакомления с географическими объектами своей местности. Для этого необходимы экскурсии, наблюдения, работа на географической площадке. Тот учитель, который не выполняет всего этого и ограничивает изучение естествознания и географии только чтением и пересказом статей книги объяснительного чтения, этим самым опрокидывает всю систему нашего начального образования».

 Попутно Н. Ф. Куразов предлагает организовать наблюдения за сезонными изменениями в природе начиная с 1 класса, в котором должны проводиться экскурсии и элементарные наблюдения над явлениями природы в ходе самих занятий. Автор настаивает на том, что «из года в год школа должна накапливать материал фенологических, климатических и прочих наблюдений и беречь свой научный архив».

 Полноценную точку зрения на методику преподавания географического материала в начальной школе Н. Ф. Куразов изложил в специальном пособии для учителей «Методика преподавания географии». В нём он большое внимание уделил рассмотрению феномена географического наблюдения, под которым понимал «планомерное, сознательное, целеустремлённое восприятие предметов и процессов, происходящих в географической среде». Такое максимально широкое определение позволило автору позиционировать географическое наблюдение по двум направлениям: развитие наблюдательности как качества личности учащегося и непосредственное познание географической среды, формирование географических представлений и понятий. Среди видов географических наблюдений Н. Ф. Куразов выделял и фенологические, которые в одной из глав трактовал как разновидность климатических наблюдений, связывая их с наблюдениями над погодой (Глава VI «Географические наблюдения»), а в другой – как самостоятельный вид внеклассных наблюдений за природой (4-я часть «Внеклассная работа по географии в начальной школе»).

 Интересными методическими пособиями этого периода следует назвать также «Изучение природы в начальной школе» П. А. Завитаева (1948), «Методику преподавания естествознания в начальной школе» М. Н. Скаткина (1952), «Как преподавать начальные сведения о неживой природе» С. А. Павловича (1948) и др.

 Центральным пособием по организации фенологических наблюдений в школе в 50–60-е гг. ХХ в. стала книга Н. В. Попова «Фенологические наблюдения в школе», в которых фенологическая работа трактовалась как общешкольное дело, касавшееся не только конкретного предмета, но и всего обучения школьников в целом. Н. В. Попов обосновывал мнение, что фенология, как практико-ориентированная научная дисциплина, крайне полезна для использования в обучении, поскольку имеет выход сразу на несколько учебных дисциплин.

 При описании методики фенологических наблюдений Н. В. Попов подробно описывает правила выбора участка и объектов для фенологических наблюдений, записи результатов. Кроме того, даются описания фенологических наблюдений за растениями, животными и гидрометеорологические наблюдения. Таким образом, книга Н. В. Попова оказалась фундаментальным трудом по организации фенологической работы в советской школе. Однако в настоящее время эта работа, при всей её фундаментальности, не может быть полноценно использована в образовательном процессе. Во-первых, это связано с тем, что пособие пронизано модным в то время «мичуринским учением об управлении природой растений и животных», отрицаемое современной биологической наукой. Во-вторых, результаты наблюдений, приведённые в книге, относятся к территории Краснодарского края и не могут быть использованы в других регионах страны. В-третьих, к настоящему времени подавляющее число школьников – более 2/3 – проживают в городских условиях, имеющих слабую связь с сельским хозяйством, и не смогут оценить практического значения предложенных в пособии весьма интересных выводов. В то же время мы считаем, что, с точки зрения общих подходов к организации фенологической работы в школе как общешкольного дела, пособие Н. В. Попова по-прежнему актуально и эти идеи могут быть реализованы в школе XXI в.

 В программах кружков внешкольных учреждений и школ 50-х гг. находим программу занятий кружков юных натуралистов по метеорологии и фенологии составителей С. Н. Некрасовой и М. И. Дружининой. В ней подробно расписывался годовой ход фенологических наблюдений в рамках внеклассной работы в школе. В первый год работы кружка руководитель должен был выбрать небольшое количество наиболее простых тем и объектов для наблюдений, которые расширялись и усложнялись во второй год работы. В дальнейшем постепенно вводился новый материал, но продолжались и начатые наблюдения.

 Составители особо отмечали, что фенологические и метеорологические явления связаны между собой и проводить их следует не отделяя одно от другого, так как жизнь растений и животных определяется условиями окружающей среды, в частности погодой. Периодические изменения условий среды вызывают периодические изменения в жизни органической природы.

 В школьных программах и учебниках 1950–1960-х гг. о фенологических наблюдениях упоминалось вскользь, без особой расшифровки. Одновременно в рамках юннатского движения фенологические наблюдения развивались по-прежнему активно. Центральный печатный орган движения – журнал «Юный натуралист» на протяжении десятилетий вёл регулярную рубрику «Страничка фенолога».

 Программы кружков юннатов в начальных классах в обязательном порядке предполагали регулярные наблюдения за сезонным ходом погоды, для того чтобы обнаружить связь между внешними условиями и особенностями жизнедеятельности изучаемых организмов.

 В начале 1960-х гг. появились пособия, предназначенные как для классной работы с активными учениками, так и в рамках внеклассной и внешкольной работы. Например, книга А. А. Шиголева и А. П. Шиманюка «Изучение сезонных явлений», в которой впервые был подробно описан годовой ход сезонных явлений для средней полосы России, предложена программа фенологических наблюдений и представлены ботанические характеристики основных древесных, кустарниковых пород и травянистых растений с указанием последовательной смены фенологических фаз.

 Главным достоинством этого пособия является его универсальность. Им с лёгкостью мог воспользоваться в своей работе и учитель начальной школы, и учителя биологии и географии, и просто интересующиеся природой средней полосы России читатели.

 Таким образом, к середине 1960-х гг. ХХ в. в распоряжении педагогов имелось два пособия, которые позволяли при желании эффективно организовать фенологическую работу в школе. Вместе с тем программные требования к организации наблюдений за сезонными изменениями в природе для начальной школы носили всё более декларативный характер. Ни учебники, ни методические пособия к учебникам не содержали рекомендаций по использованию полученных в ходе наблюдений фактов на уроках.

 В 1966 г. произошла переориентация начального образования на образовательные задачи как приоритетные, а целью обучения природоведению объявлялось формирование у младших школьников системы знаний об окружающем мире как основы становления его целостного образа. С 1969/1970 учебного года сократился срок обучения в начальной школе с четырёх до трёх лет, а курс «Неживая природа», изучавшийся в 4 классе, оказался в средней школе. Таким образом, краеведческое природоведение с характерной фенологической направленностью как основой изучения природы и хозяйственной деятельности человека изучалось во 2–3 классах начальной школы и 4 классе средней.

 В 1 классе учащиеся получали некоторые предварительные природоведческие сведения во время прогулок, экскурсий, выходов на пришкольный участок, а также чтения статей из учебника «Родная речь». Во 2 классе происходило подробное ознакомление школьников с годичным ходом изменений в природе своей местности и основными сезонными явлениями. В это время активно использовался дневник наблюдений. В 3 классе предлагалось непосредственное изучение основных объектов природы и общественной жизни своего края и страны, формирование представлений о земном шаре, формах земной поверхности, природных зонах в ходе экскурсий, предметных уроков, практических работ и демонстрационных опытов. В этот год также активно использовался дневник наблюдений. В 4 классе предлагалось изучать сведения о природе, телах, веществах. Упоминания о необходимости наблюдений за сезонными изменениями отсутствовали.

 Таким образом, в условиях трёхлетней начальной школы произошло сокращение срока проведения фенологических наблюдений фактически вдвое: если в четырёхлетней начальной школе учитель мог начинать наблюдения со школьниками с 1 класса и продолжать до окончания ими начальной школы в 4 классе, т. е. в четырёхкратном повторении, в после реформы некоторое внимание фенологическим наблюдениям уделялось лишь во 2 и 3 классах, что недостаточно для формирования прочных представлений о причинах и следствиях смены времён года в своей местности.

 В связи с сокращением срока обучения в начальной школе учителям пришлось уменьшить число экскурсий, прогулок, практических работ при изучении природоведения, что сразу же сказалось на уровне подготовки школьников. Уже в 1972 г. Министерство просвещения РСФСР в циркулярном письме «О преподавании природоведения в школах РСФСР» от 09.10.1972 г. указывает на недостаточное использование практических работ, наблюдений, экскурсий, отсутствие связи природоведения с сельскохозяйственным трудом и злоупотребление приёмами объяснительного чтения.

 

Была срочно разработана обновлённая программа по природоведению для начальной школы, в которой, помимо формирования системы знаний, указывалось на необходимость выработки у младших школьников умений и навыков практической работы на пришкольном участке, а также приёмов умственного труда. В обучении природоведению широко использовались дневники наблюдений за природой и трудовой деятельностью человека.

 Через некоторое время для трёхлетней начальной школы была предложена идея так называемого «развивающего» обучения, имевшая два направления. Л. В. Занков предложил обучение на высоком уровне сложности, основанное на постоянном отслеживании соотношения обучения и развития. Д. Б. Эльконин и В. В. Давыдов обучали теоретическому мышлению как примату над эмпирическим. В этот период наблюдения за сезонными изменениями в природе оказались под фактическим запретом в начальной школе, осуществлявшей «развивающее обучение», поскольку эти наблюдения обогащали «вредными» эмпирическими сведениями мышление школьника.

 Таким образом, в 1970–1980-е гг. ХХ в. фенологическая работа в начальной школе оказалась выведена на уровень внеклассной и внешкольной. Исчезновению фенологической работы помешала активная пропаганда природоохранной деятельности, которой с начала 1980-х гг. стали уделять большое внимание. Школьное природоведческое образование получило новые задачи в виде формирования основных природоохранных знаний, экологических умений, экологического воспитания. Наблюдения за сезонными явлениями предоставляли возможность учащимся начальной школы получить фактический материал, на основе которого можно было достичь поставленных задач экологического образования и воспитания.

 Среди методических пособий этого времени следует отметить брошюру «Методические рекомендации для организации фенологической работы в школах», изданную Московским филиалом Географического общества СССР, в которой предложена подробная программа наблюдений за сезонными изменениями в природе Центральной России.

 Омский учитель биологии В. Е. Шрам обобщил свой многолетний опыт наблюдений за сезонными изменениями в природе Сибири в книге «Навстречу природе». З. Г. Щенникова и М. К. Куприянова обобщили опыт проведения фенологических наблюдений в учебном пособии «Сезонные наблюдения в природе». Одновременно вышли книги С. Д. Василевской и В. С. Беляевой «Встречи с природой», Н. А. Аксёновой, Г. А. Ремизова и А. Т. Ромашовой «Фенологические наблюдения в школьных лесничествах», в которой авторы описали основные правила организации и проведения фенологических наблюдений в условиях лесной зоны РСФСР.

 Указанные источники интересны тем, что в них отразилась особенность взглядов на фенологические наблюдения середины-конца 80-х гг. ХХ в. в связи с активным введением понятия «охрана природы» и быстрым развитием экологии как отрасли школьных знаний, а затем и отдельного школьного предмета. Авторам приходилось доказывать очевидное: что регулярные наблюдения за сезонными изменениями в природе – важная составляющая работы по охране природе, что фенологические наблюдения по своей сути являются экологическими наблюдениями, позволяющими зафиксировать особенности приспособленности живых организмов к циклическим изменениям окружающей среды.

 Таким образом, с начала 70-х до начала 90-х гг. ХХ в. школьная фенология теряет свои позиции. Она мало и неэффективно используется в начальной школе при изучении природоведения и практически не используется в процессе обучения географии и биологии, а во внеклассной работе её всё более замещают на модные «экологические исследования» и «охрану природы». В очередной раз мы можем наблюдать цикличность по отношению к школьной фенологии.

 Период ослабления интереса к фенологическим наблюдениям продолжался недолго, и уже в начале-середине 1990-х гг. вновь появляется ряд программ и работ, подробно описывающих последовательность организации и проведения фенологических наблюдений. В 1992 г. появляется брошюра «Руководство по проведению метеорологических наблюдений при натуралистических исследованиях», в которой описываются правила проведения регулярных наблюдений за погодой в связи с наблюдениями за жизнедеятельностью живых организмов. В 1993 г. опубликована «Методика изучения сезонных явлений природы» – очередная программа фенологических наблюдений для школьников. Журнал «Биология в школе» в 1994 г. публикует цикл из пяти статей Н. А. Аксёновой, посвящённых организации фенологической работы в школе. Наконец, в 1996 г. С. А. Яновский публикует «Программу организации и ведения фенологических наблюдений», которая по содержанию во многом повторяет предыдущие версии программ наблюдений фенологической комиссии Московского филиала Географического общества России (СССР).

 В начале первого десятилетия XXI века интерес к фенологическим наблюдениям школьников несколько возрос. Например, учитель географии и биологии села Больше-Чёрное С. М. Космовский, являющийся фенологом-корреспондентом в третьем поколении, опубликовал в 2001–2003 гг. две фенологические книги: «Природа моего края (фенологические заметки о селе Больше-Чёрном)» и «Фенология с основами метеорологии. 6–8 класс». Первая книга описывает особенности годичного цикла природы вокруг села Больше-Чёрное за последние 100 лет. Вторая книга – это учебное пособие для школьников 6–8 классов по проведению фенологических и метеорологических наблюдений. По сути это учебник для факультативного курса. В предисловии С. М. Космовский отмечает, что фенологические наблюдения позволяют сохранить историю малых населённых пунктов, которые подвержены риску исчезновения. Появились обобщения педагогического опыта в условиях новых средств передачи информации, Интернета, многочисленных метеорологических сайтов, значительно облегчивших выявление погодных условий в своей местности.

 Таким образом, можно говорить о возрождении интереса к фенологическим наблюдениям со стороны учителей начальных классов и предметников средней школы. Однако воплощению реальной фенологической работы в школе мешает недостаток конкретных методических рекомендаций по организации наблюдений за сезонными изменениями в природе своей местности, а также отсутствие у учителя начальной школы системного видения такой работы, понимания её значимости и нужности. 

Наша родина

Калькулятор расчета пеноблоков смотрите на этом ресурсе
Все о каркасном доме можно найти здесь http://stroidom-shop.ru
Как снять комнату в коммунальной квартире смотрите тут comintour.net

Рисование

Калькулятор расчета пеноблоков смотрите на этом ресурсе
Все о каркасном доме можно найти здесь http://stroidom-shop.ru
Как снять комнату в коммунальной квартире смотрите тут comintour.net

Технология

Калькулятор расчета пеноблоков смотрите на этом ресурсе
Все о каркасном доме можно найти здесь http://stroidom-shop.ru
Как снять комнату в коммунальной квартире смотрите тут comintour.net

Проверка учебных достижения

Калькулятор расчета пеноблоков смотрите на этом ресурсе
Все о каркасном доме можно найти здесь http://stroidom-shop.ru
Как снять комнату в коммунальной квартире смотрите тут comintour.net

Занятия с логопедом

Мы - всезнайки

Калькулятор расчета пеноблоков смотрите на этом ресурсе
Все о каркасном доме можно найти здесь http://stroidom-shop.ru
Как снять комнату в коммунальной квартире смотрите тут comintour.net
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru